Морские и речные музеи Старый Филин: Всплывающие из гранита

 

Всплывающие из гранит:  

Героическая сказка о старой-старой подводной лодке и не только …

  

В одном северном, даже очень северном морском городе, который, между прочим, так и назывался, солидно, ничуть не кокетничая, на самом-самом его краю, там, где у набережной морские волны сердито теребят камни у кромки осушки, старательно вылизывая крупную гальку, стояла старая-старая подводная лодка.  Она была действительно очень старая и  стояла не как все корабли, у бетонной причальной стенки, Нет! Она давно уже стояла на особом мощном специальном бетонном постаменте, выстроенном надежно и основательно и даже с особым изяществом по всем инженерным законам. Но, честное слово, эта достойная лодка больше всего на свете хотела быть просто, как все корабли флота. Серая субмарина мечтала стоять рядом и вместе с ними, у обычной причальной стенки. Пусть и  облупившейся от бесконечных волн, приливов и отливов, затертой черными огромными кранцами. Но её было не найти у обычного, привычного флотского плавпирса, слегка покачивающегося на серо-зеленых волнах в такт неслышному ритму течения, или ветровому волнению, как и положено боевому кораблю. И – хотя бы изредка, ходить в море, чувствуя под надстройкой дрожь и тепло дизелей и живой экипаж.

 

Но так уж в ее жизни случилось – давным-давно, да так давно, что её совершенно искренне зовут легендой, и о ней знают все-все подводники североморцы, да и не только — североморцы, ее подвиги и бои изучают моряки в своих училищах и академиях… Так или не так, но она выстояла в боях, победила жестокого врага и вернулась домой, в свою базу, сохранив жизни моряков своего экипажа. Это было во времена давно минувшей войны …

 

А сейчас каждый день она внимательно глядела сквозь прищуренные бойницы иллюминаторов на ограждении рубки вдаль, где выход из залива, где за сопками скрывалось море, часто затянутое кисейным пологом тумана.

Иногда только ветер, старый товарищ, доносил до нее свежее дыхание океана, пряный запах морского йода его глубин, пение касаток и шумную игру китов. Какой уже год стояла она у берега самого-самого длинного морского залива в Заполярье – она уже и сама толком точно не помнила.

По правилам давно минувших лет, она была аккуратно окрашена в зеленовато-серый, а моряки еще говорят — в «шаровый», и не в цвет, а в колер. Это так у боцманов с незапамятных времен повелось, оттенки цвета по особому называются. На флоте покраска военного корабля или подлодки – это целый ритуал, это священнодействие и церемония! Да что там! Это искусство!

Правда, на современных подлодках корпус уже давным-давно не красят. Более полувека его тщательно и любовно оклеивают специальной прочной рупорной резиной. Во время походов она часто спасает лодку от рыщущих враждебных сигналов коварного гидролокатора противолодочного корабля, извечного заклятого противника, или патрульного самолета, напичканного специальными хитрыми буями.

Эту старую лодку красят по всем правилам, как было положено еще до той грозной Великой войны,  уже минувшего бурного XX века. Наверное – единственную на всем славном Северном флоте! Почему? Потому, что лодка эта была особенная. Она давно уже не была боевой и просто не могла сама  ни выйти в море, ни, тем более, вступить в бой с врагом… Даже если бы таковой вдруг нашелся!

Но, мало того, она действительно была героическая! Никто не сомневался!

И зря скромничала! В суровые годы Великой Отечественной войны на ней служили и сражались моряки-герои, североморцы, защищавшие нашу общую огромную страну — Советский Союз. И эта подводная лодка — даже не просто памятник, каких много, но еще и лодка-музей, мемориал — то есть место, где хранится, словно драгоценный камень, кусочек настоящей, живой памяти. Старая лодка действительно делала важную работу! Она гордилась своей службой, а люди чтили подвиги ее экипажа, память всех подводников Северного флота. Многие старые корабли завидовали ее судьбе!

 

 

Подводная лодка стояла курсом на Север, как огромная стрелка морского компАса. Где-то там, за грядой сопок, за горизонтом, лежит Северный Ледовитый океан, а еще дальше — тот самый, когда-то вовсе недоступный, Северный полюс,

Если подумать, то не так, собственно, до него далеко, но человек добрался до него всего каких-то сто лет назад.

Так считала субмарина, стоя на вечной стоянке, опираясь  на вполне  удобный бетонный постамент. Ее острый режущий нос, от самого форштевня и почти до основания ограждения рубки, нависал над урезом воды.

Иногда, когда ветер гнал на берег короткие высокие волны в кудрявых белых папахах, под форштевнем плескались морские воды с радужными нефтяными разводами, в клочках белой пены, и до ее днища даже долетали брызги соленой, и живой, как кровь, морской воды.

Все господствующие в нашем беспокойном краю ветра, проносясь над студеными водами, дули с Арктики ей прямо в лицо — если бы оно, это самое лицо, у нее было. Но, как и у всех лодок, у нее было только ограждение рубки, носовая часть, носовая надстройка легкого корпуса. А там были хищные прорези-бойницы, иллюминаторы. Это ограждение рубки, которое непричастные попросту звали «рубкой», было изящным, стремительным и обтекаемым. Когда –то моряки его ласково знали «лимузином» — так было принято на специальном морском языке-сленге, теперь такое  слово забылось, затерлось…

Если подключить чуть-чуть воображения — эти прорези были как наглазники на личине богатырского шлема древнего могучего воина Севера..

Впрочем, у нас, на Северах, говорят, что край здесь таков: куда бы ты ни шел — все равно ветер будет в лицо, и зовут его в шутку часто не «нордовый», а насмешливо: «мордовый».

Вот такие у нас словесно-климатические особенности!

 

К старой лодке часто приходили люди. На нее часто, с интересом, смотрели моряки, по утрам спешившие к подъему флага.

Каждый день к ней подходил хоть кто-то. Особенно — в праздники, да и просто так, в хорошую погоду к набережной шли жители морского города к заливу, останавливались около нее, толпились с деловым видом. Иногда заходили зрители и гости поглядеть на экспозицию в ее отсеках. Приходили и моряки с кораблей, курсанты. Они были совершенно другими, чем ее экипаж, и в то же время, если приглядеться, очень похожими на тех лихих краснофлотцев.

 

Приходили морские кадеты, мальчишки, с самого детства влюбленные в море, школьники. Они – северяне, и это у них в крови, кем бы потом они ни стали во взрослой жизни. Ребята вполне могли бы быть правнуками, а то и праправнуками ее краснофлотцев или моряков с ее лодок-соратников по войне, которые без вести сгинули в холодных зеленых глубинах.

 

Возраст, возраст! Часто старая лодка ловила себя на том, что нынешние солидные командиры, с золотыми шевронами на пол-рукава, кажутся ей зелеными курсантами из учебного отряда.

Когда посетители входили в отсеки – наступала торжественная тишина. Они временами не могли отделаться от ощущения, что им прямо в души смотрят чьи-то глаза. Как будто кто-то незримо сопровождал их по старой подлодке, что-то еле слышно шептал.

И даже мальчишки, если поделиться своими впечатлениями было невтерпеж, тоже говорили между собой загадочным шепотом, внимательно озираясь.

Уходя, люди часто оставляли у ее постамента букеты цветов, иногда венки – тем, кто остался навечно в море, тем. кого догнали уже в мирной жизни те, вражеские пули и осколки. Много их было тогда!

Что ж, вот за этих людей и за тех, кто еще и не родился, моряки ее экипажа, их боевые товарищи, сражались в ту Великую войну, воевали за свое Отечество!

 

Старая «Катюша» чувствовала, что они на минуточку пытались представить себя на месте моряков ее экипажа, идущего на врага в кипящем от взрывов море. И легендарная «Катюша» этим гордилась.

Сейчас у стынущей на ветрах подлодки были гости, которых она давно знала, как своих верных друзей и постоянных посетителей. Внизу стояли пожилой отставной моряк и его маленький внук.

Моряк приходил особенно часто, совершая свою ежедневную прогулку по постоянному маршруту. Сейчас мужчина вертел в руках дорогую, хорошо обкуренную пенковую трубку, работы известного в самой столице мастера. Эта трубка давным-давно забыла вкус и запах табака – как и ее хозяин.

Повернувшись к заливу, старый знакомец зачем-то понюхал, поморщился, потом сунул трубку в специальный кисет и спрятал в карман куртки. Традиция! Он был моряком, а раз так —  привык держать слово. Обещал бросить курить — значит, бросил!

Ничего в этой привычке хорошего нет, просто эта привычка всегда была с ним, помогала ему, поддерживала – думал он. И бросая курить –моряк чувствовал себя неловко – вроде друга обманул. Она была своя – а моряки своих никогда не сдают! Не обучены!

Конечно, ерунда, что курение помогает думать! Это оправдание своей слабости – считал моряк. Просто, в какой-то нужный момент это средство концентрации позволяет сосредоточиться на текущей проблеме, иногда даже быстро и хорошо ее решить, как ни странно… — думал моряк, улыбаясь своим мыслям.

О чем-то своем размышляя, пожилой гость посмотрел на старую подводную лодку, на маленький деревянный торпедный катер, на исторический самолет-торпедоносец, замершие на бетонных пьедесталах, будто готовясь к прыжку. Оглянулся на могучую каменную фигуру моряка, сжимающего автомат и как будто заслонявшего собой мирные дома от неведомой угрозы. Все они были не просто свидетелями, а активными бойцами в тех далеких боях ушедшей эпохи

Отставник оглядел причалы, где стояли современные корабли — и боевые, и всякие вспомогательные, работяги-буксиры, водолеи, небольшие транспорта и даже солидный, интеллигентный и мудрый, как лодочный доктор, плавучий госпиталь — белоснежный красавец, ухоженный, с большими красными крестами на бортах. Он действительно выглядел, как важный доктор среди работяг и инженеров, и ему пришлось за свою долгую жизнь походить по морям-океанам, по иностранным портам, и не в круизах, в дальних походах вместе с кораблями эскадры. Войн не было, но люди есть люди, моряки есть моряки, и всякое могло быть. Служба – это мужская работа!

По заливу шли на север, шли на юг громадные грузные, как борцы сумо, танкера, мускулистые, как портовые докеры, лихтеровозы, грузовые суда, трудяги-рыбаки с обшарпанными и засуреченными ярко-рыжей краской бортами, словно в лоскутных заплатках. Они несли с собой с океанских просторов, запах вольного ветра, пряный аромат таинственных островов, дальних странствий.

 

Но время шло к обеду, и гости пошли домой, взявшись за руки, — большой, уверенный, проживший непростую жизнь дед и маленький, щуплый, с любопытством озирающийся по сторонам, внук. Ему хотелось заняться чем-то более интересным, но он предпочитал помалкивать про себя – с дедом спорить бесполезно.

Дома, на книжных полках стояли модели кораблей и подлодок, которые просто и уверенно собирали на себя пыль со всей комнаты. Она сединой лежала на снастях бывалых парусников, на лаке гладких полированных корпусов моделей лодок, на ограждениях рубок, на латунных выдвижных устройствах, на ажурных мачтах кораблей А это, по морским понятиям, был форменный беспорядок.

Дед объявил на сегодня большую приборку. Для мальчишки дело было привычное.

— Все, дедушка! — сказал малыш и с облегчением вздохнул: — Все модели я протер и насосом сдул всю пыль с парусов, и рангоута шлюпа, и флейта!

— Молодец! — отметил его успехи дед, не отрывая взгляда от монитора компьютера. — И что? Сказку рассказать?

— Сказку? Ты мне еще мультик поставь, как тогда, когда я был маленьким! — обиделся паренек.

Он уже давно считал себя взрослым. А то? Почему-то в детстве нам всегда хочется побыстрее повзрослеть! Все мы это прошли! И ему еще не раз придется об убежавшем куда-то детстве… Но это будет когда-то потом! Но это действительно – потом, кто скажет каким и когда оно будет?

 

— А что, зря смеешься, и мультики бывают толковые и полезные для нашего дела! — усмехнулся мужчина. — И сказки тоже бывают для взрослых! Интересные, полезные, да и не всё в них ложь да выдумка! Хочешь услышать такую?

— Давай! Все равно пока делать нечего! — «А, раз хочет, пусть его, рассказывает!» — подумал рассудительно внук — А то еще обидится. Все равно по телевизору смотреть нечего, а в компьютер входить запретили Так, были мелкие «грешки и подвиги», которые старшим не понравились … теперь воспитывают!

Тем более, что обострение «междусемейной обстановки» никак не входило в его собственные планы .

— Ну, что же… Например, вот эту. Или лучше эту… — сказал он и замолчал, собираясь с мыслями. — А, вот! Подходяще! Тогда слушай!

 

«Катюша»  Морская военная сказка (Да, бывают и такие…)

 

Жила-была подводная лодка. Сильная, современная и считала себя лучше всех – на тот самый момент. Так она думала. Хотя, корабли, особенно военные, стареют куда быстрее людей, и их стальной век еще короче людского.

У нее все было как надо, в свете последних технических идей и промышленных возможностей. Военные всегда собирают сливки отовсюду – жизнь такая, чуть остановился – враз отстал! То-то, в те годы, да и сейчас также, даже быстрее – жизнь вокруг сумасшедшая, поглядишь – она даже не бежит, а — летит!

 

Ее построили еще до войны, в Ленинграде, так в то время назывался Санкт-Петербург. Когда фашисты напали на нашу страну, подводная лодка перешла на Север, в Полярный, через еще новый тогда, Беломорско-Балтийский канал, вместе с другими лодками и кораблями. А здесь, в Екатерининской гавани, базировался молодой Северный флот и весь славный его подплав. Так до сих пор называют соединения и даже гарнизоны, где, в основном, базируются подводные лодки.

Пока же о нем мало кто знал. А после войны о Северном подплаве будут ждать все граждане нашей страны! О нём будут слагаться легенды. Снимать кинофильмы! Даже – не один! Так решило командование, и ей вместе со своими стальными сестрами предстояло воевать на морях Северного Ледовитого океана.

 

Тогда лодка была очень-очень молода, горда и самоуверенна, она часто гляделась в воды гавани, любуясь своим отражением на глади залива, особенно в редкие дни затишья.

Она действительно была красива! Есть такой неотвратимый закон у кораблестроителей – хороший корабль всегда бывает изящным и красивым, И, наоборот, красивый корабль действительно хорош! А, так же, — самолеты, танки и ракеты – тоже подчиняются этому закону! Но!!! Первыми были корабли!

Моряки всего флота её и сестер тогда ласково звали «Катюша». Это потому, что такой тип назывался «Крейсерская» и обозначался буквой «К». Вот такие большие, хорошо вооруженные подлодки!

 

\   У «Катюш» были мощные и дальнобойные для подлодок морские орудия, десять торпедных аппаратов. Её торпеды несли смертельную угрозу не только вражьему крейсеру, но и линкору! А на то время линкор, линейный корабль, значит, был самым большим и могучим кораблем на самых сильных флотах. Авианосцы — пока не в счет, зверь в наших морях редкий!

Что греха таить – «Катюша» порой посматривала на соседние лодки несколько свысока. Так, мелочь, ершики на фоне акулы. О том, что каждый тип лодок хорош для своих задач – молодая лодка как-то ещё не думала.

Она не была первой лодкой такого типа, потому что сестер — крейсерских подлодок «Катюш» — был целый дивизион! С военных судоверфей Ленинграда на Северный флот перешли 6 подлодок, и все они выходили в боевые походы, искали корабли врага.

 

«Катюшей» — она и ее сестры слыли не только по своему классу. Когда эти красавицы, могучие крейсерские лодки, были совсем юными и еще достраивались на стапелях и у заводских причалов, была в стране популярная, романтическая песня, она ходила из концерта на концерт, пелась на всех народных гуляниях. В ней пелось про то, как выходила на берег девушка Катюша и пела своему парню, который защищал родную землю. Ее мелодия исполнялась военными оркестрами, она звенела на концертах, лилась с больших патефонных пластинок. Даже в походном строю, даже на парадах ее лихо исполняли бойцы Красной Армии и краснофлотцы — молодые, красивые, сильные! И никто не знал, что война стоит у самого порога. С тех самых пор к сестрам-подлодкам прочно пристало это ласковое прозвище.

 

Соседки по причалам, были лодками разных серий — «Малютки», «Щуки», были поменьше и менее сильны, да и другие, субмарины, с которыми она вместе служила в прославленной бригаде Северного подплава, — смотрели на нее с завистью, а многие старшины и офицеры мечтали служить именно в ее экипаже. И командиров для нее подбирали самых смелых, знающих, опытных да удачливых.

А что? Удачливость и везение — это настоящее командирское качество! И номер у нее был удачный — 21! Это число у игроков считалось выигрышным, в разных суеверных гаданиях и предсказаниях. Кроме всего прочего, число означало три семерки, что тоже сулило успех и везение, большую удачу.

Моряки немного суеверны, у них есть масса примет и обычаев, которыми подводники хвастаться не будут, но и наперекор им без самой крайней необходимости не пойдут! И они тоже были рады служить с удачливым командиром и ходить с ним в моря на бой с врагами!

Без удачи в морском деле делать нечего — и себя погубишь, и корабль, и своих людей! Вот только удача должна в полной мере сочетаться с трезвым и точным командирским расчетом, быстрым решением, интуитивным предвидением — охотничьим чутьем, умением определить предельный разумный риск — так говорил ее командир. И еще: «Погибнуть — дело не хитрое! Наше дело — победить врага, сохранить корабль, людей и технику! И вернуться домой, к родным берегам! А для этого надо неустанно учиться делу подводника! Зря не рисковать, но и без риска на войне делать нечего!»

И удача – дело такое, она тоже расходуется, как соляр, как плотность электролита, как пресная вода и боеприпасы, ее запас у командира и у лодки со временем тает – а, значит, нельзя только на нее полагаться, поберечь бы до крайнего случая, словно НЗ!

 

На долю «Катюши» в мирное время выпало совсем мало учений, зато досталось вдоволь настоящей — жестокой и беспощадной войны, которую у нас звали Великой Отечественной, а на Западе и Тихом океане — Второй мировой. При этом ее экипажу, ее офицерам пришлось учиться хитростям и законам морской войны прямо в боях.

 

Все лодки дивизиона ходили в море на охоту за кораблями противника. Ночами, словно уж из норы, скрытно выскальзывали они из-за боновых заграждений родной базы. Никто никогда не знал, даже дежурные, даже моряки с наблюдательных береговых постов, командиры и сигнальщики с дозорных морских охотников, ведать не ведали, когда и куда они идут, где будет караулить корабли коварного врага святая месть и верная погибель.

Подводники били врага везде, где встречали, — артиллерийским огнем, быстрыми щуками-торпедами. Они прокрадывались к немецким гаваням, ставили шары-мины на фарватерах, по которым ходили вражеские корабли, транспорты. Эти суда   везли оружие, боеприпасы, снаряжение, запчасти и двигатели к самолетам, пополнение немецким егерям. Обратно транспорта под прикрытием самолетов, хищных эсминцев и сторожевых кораблей, катеров-охотников вывозили руду особых металлов — никеля и хрома, которую добывали здесь, в Заполярье. А без этих добавок нельзя было делать броню для танков и орудийных стволов, моторы для истребителей и бомбардировщиков, вылетавших бомбить Мурманск, наши корабли и войска.

 

После удачных атак «Катюшу» искали разгневанные враги, немецкие моряки , они свое дело знали! За ней азартно гнались вражеские сторожевики и эсминцы конвоев, не выпуская по несколько часов из захвата своих пеленгаторов. Она и теперь вспоминала злобные шумы винтов прямо над рубкой, отдаленные взрывы «глубинок», гулкие удары по корпусу, словно кувалдой.

Вспоминая те дни, старая лодка иногда вздрагивала, отряхиваясь от мирной ночной дрёмы. Тогда по корпусы проходила легкая дрожь, и холодные капли влаги ручьями стекали по стальным листам скул и бортов, прямо  на бетонные плиты под постаментом.

Настоящий воин не боится в бою — просто некогда – надо сражаться, враг тоже силен, тоже учен. Ударил, уклонился, отбил удар, ушел. Опять — ударил! Боец начинает немного бояться перед боем – от неизвестности, и уже только тогда, когда бой давно закончен, когда он просто переживает события ушедшего дня. Кто говорит, что вообще не боится – тот либо врет, либо на войне его век будет короток. Поэтому бывалые воины сами неохотно говорили о боях, чаще вспоминали семьи, друзей-товарищей, делились между собой забавными случаями.

Так оно и было, в свободные минуты после боев, на отдыхе между походами. Да и после войны, на встречах, в своих воспоминаниях…

 

А боев и походов было много!  Командир был хорош, смел, талантлив! А море — оно большое, очень большое! Всем места хватит! Ну-ка, вражина, попробуй-ка, найди! И лодка скользила в глубинах.

«Пускай бомбят! Посмотрим, кто хитрей!» — пелось в старой песне подводников-североморцев. И это было правдой!

В те давние времена моряки с любовью ухаживали за своей лодкой – своим боевым кораблем, домом и островком Родины. Они бережно следили за ее стальным здоровье, относясь как к живому, близкому человеку.. Офицеры и матросы всерьез и искренне гордились, что именно эта красавица стала их кораблем, их стальным домом, их подвижной крепостью в живом, чуждом и враждебном человеку море. Когда за своим заведованием ухаживаешь с душой и от души, техника тебе всегда отплатит сторицей, добром! Это вам не человек, который часто кусает кормящую его руку, говорил командир электромеханической боевой части.  На флоте говорят – БЧ-5. Его все уважительно (кто в глаза, а кто и за глаза) по старой традиции звали механиком. А уж он-то знал всё о своих машинах, обо всем другом «лодочном железе» и очень многое — о людях. Поэтому машины он все-таки любил больше. Как существа действительно благодарные – по-своему он был прав.

Для настоящего моряка его корабль всегда самый лучший! А уж если это его самый первый в жизни корабль, то ничего в этой жизни с ним не может сравниться! Даже женщина, встреченная на берегу во время коротких увольнений. И то, что их лодка самая красивая и сильная, они готовы были отстаивать перед другими моряками. Любыми средствами!

Вот только удачей не рекомендовалось хвастаться — как бы не спугнуть капризную даму Фортуну! Нельзя было и проговаривать свои планы, хвастаться замыслами…  Как и всякая женщина, Удача  не любит пустопорожней болтовни о ней, о ее секретах!

И «Катюша» была действительно благодарна им за это, иначе не могла! Бывало, спасала она свой экипаж от вражеских самолетов, хищно шнырявших под облаками и над самой волной, готовых сходу атаковать только что всплывшие субмарины. Да только лодка ускользала раз за разом, вдруг ловко ныряя в серо-зеленые волны от грозной воздушной опасности.

С ней было военное счастье, покровительство морских духов, помогала ли магия номера 21 или мастерство и бдительность сигнальщика, вахтенного офицера, дар командира — кто точно скажет?

И никогда не подводили лодку и ее экипаж большие рули, оборотистые главные электродвигатели, послушно унося ее острое, могучее тело в темные глубины, изменяя курс, маневрируя на разных глубинах. Она знала, что делала!

В небе висели осиные силуэты вражеских самолетов. Немецкие штурмовики и истребители с воздуха охотились на нее, дежуря под облаками, резко срываясь в пике, когда обнаруживали всплывшую лодку.

Они сбрасывали бомбы, азартно обстреливали из скорострельных пушек. То есть не на нее, а туда, где она была с полминуты назад! Гремели взрывы, вспенивая море, выбрасывая на поверхность, под самое солнце, черный ил!

Уже несколько раз «Катюшу» считали уничтоженной. Но — шалишь! Не так-то легко и просто, не все коту масленица, бывает и постный день! И мы кое-что умеем! И тогда командиры немецких кораблей вместо наград получали очередную головомойку.

В базе, порой, на «Катюше» заменяли вырванные заклепки и даже целые листы, с покореженного ударами взрывов легкого корпуса, а вот сам экипаж был цел, жив и здоров! И когда лодку встречали у родного причала с победой, моряки радостно улыбались, а встречающие радостно и приветливо размахивали руками! Это того стоило! А все остальное — досадная ерунда, не стоящая никакого внимания!

Война есть война! Это не хвастливый ура-патриотический фильм, не сценарий новомодной игры. Это огонь, кровь, смерть, потери и утраты… и боль нетерпимая, слезы близких и любимых людей

Но везучесть стала таять понемногу, стали гибнуть в огне войне ее сестры, ее подруги и соседки по причалам подплава. Сначала в мае 42-го года вдруг перестала выходить на сеансы связи, не вернулась в назначенный срок первая из сестер «Катюша».

Она погибла вместе со всем экипажем под глубинными бомбами, вместе с удачливым и храбрым, грамотным и умелым командиром дивизиона «Катюш» капитаном 2 ранга Магометом Гаджиевым. Товарищи оплакали павших, поклялись отомстить врагу. И мстили бесстрашно, атакуя фашистские корабли и транспорты!

Лишь только «Катюша» и ее оставшиеся в базе сестры, по голосам моря узнавали, как страшные взрывы били в борта погибших лодок. Есть такие верования – будто бы корабли и лодки говорят друг с другом – неслышно и незримо.

Волны рассказали ей, как вылетали стальные заклепки, как со страшным хрустом рвались стальные листы, разлетались плафоны, лампочки, как становилось темно.

Погибающая стальная громадина со страшным дифферентом проваливалась за допустимые глубины, рыдали шпангоуты, скручивались змеями трубопроводы, лопался корпус под страшным давлением. А в прорвавшейся торжествующей, холодной, как сама смерть, беспощадной злой воде гибли живые люди с горячей кровью. И ничего никто поделать уже не мог …

Ей до сих пор кажется, что она слышит знакомый голос героического комдива, откуда из океана, из-за скоплений небесных звезд, из за магических огней полярных сияний … вот они:

 

Я всё ещё жду Победы

Сквозь песню студёных вод,
Мы с лодкой нашли свой берег

Не над водою, а под.

Поймав удар кожей стальною,
Привыкшей к тискам глубины,
Она сберегла наши души

В копоти этой войны.

И не было в нас сомнений,
Сомкнув глаза, экипаж

Ушел из всех измерений
Стихии на абордаж.

Мы взяли с собой лишь веру,
Что завтрашняя заря

Приблизит собой Победу

В кильватерном следе пенном,

Рождённую от меня… [1]

 

А ей и ее экипажу пока везло! Но везения подводников не бывают просто так, на пустом месте! Случалось, на долгих милях боевых походов она шестым или еще каким чувством вдруг замечала черные размытые тени стальных шаров. Видимо, помогал Подводный Бог.

Они колыхались на своих стольных прочных минрепах в такт подводным течениям. В них притаилась огненная смерть, способная разорвать сталь корпусов, и отправить на дно даже большой корабль. И тогда Катюша уклонялась от них, сама делая все необходимое, да так, что ничего не подозревавшие люди не успевали понять, что же происходит.

Они виноватили в том отказы техники, которые — каждому подводнику известно — возникают «вдруг», да еще и в самое неподходящее время. Скажете — не может этого  делать сама лодка! Не бывает? Бывает! И не такое может быть в этом подлунном мире! Спросите подводников – они знают!

 

 Война в глубинах холодных морей

 

Случалось, после удачной торпедной атаки рвавшиеся где-то торпеды сотрясали взрывами море, и гидроакустик слышал, как трещали и лопались переборки вражьего корабля, а из его трюмов и рваных цистерн вырывались большие пузыри воздуха. И тогда лодка радовалась — свершилась месть за погибших подруг, за моряков наших экипажей, за тысячи, десятки тысяч прервавшихся безвременно жизней!

Где-то над головой, словно голодные, злобные ищейки, азартно рыскали стаями вражеские корабли. Они искали ее во мраке глубин, и песня вращающихся гребных винтов напоминала азартный лай бегущей собачьей стаи.

За своей кормой они сбрасывали смертоносные глубинные бомбы. Бомбы взрывались в гуще воды, выбрасывая фонтаны воды под самые небеса. С грохотом взрывов сама смерть стучалась в борта подводных кораблей мощными гидродинамическими ударами. Но моряки-подводники несли вахты на своих боевых постах. Так было надо и иначе нельзя!

Тускло светили лампы отсечных фонарей, пахло сыростью, с подволоков и трубопроводов стекали капли воды, пахло соляром и кислым железом.

Да, немецкие сторожевики и эсминцы были намного быстрее лодок, их шумопеленгаторы были сильнее и мощнее… Моряки фашистского военного флота, если по правде, были хороши — обучены, отважны и сильны, дело свое знали!

У крейсерской лодки экипаж был ничуть не хуже! И им гордилась не только она — гордился весь отважный Северный подплав, весь Северный флот!!! Они побеждали врага, топили его корабли и возвращались домой.

 

И командование флота, командиры бригады, боевые друзья и жители Полярного встречали «Катюшу» на причалах старой Екатерининской гавани по новой традиции — с жареными поросятами по числу потопленных врагов.  А самих подводников встречали жены и подруги из Полярного. В своей любимой песне подводники пели в те времена:

 

Любимые, встречайте нас цветами!

И хоть на свете вы нам всех милей —

Но нет нам тверже почвы под ногами,

Чем палубы подводных кораблей!

 

В этой задиристой песне была правда! И лодке еще раз повезло — она атаковала флагманский линейный корабль фашистов, слышала взрывы своих торпед, но нанести ему серьезных повреждений не удалось…

Погиб эсминец сопровождения, может быть, прикрывая собой громадный линкор. Конвой начал поиск и преследование, но «морские охотники» и эсминцы вдруг потеряли «Катюшу» в волнах разыгравшегося шторма, она невредимой и на этот раз, вернулась в родную базу.

И после этого, ставшего уже легендой боя, удачливая лодка возвращалась с живыми и здоровыми моряками, с новыми победами, по традиции салютуя родной базе холостыми выстрелами, оповещая всех о новых победах, о потопленных вражьих кораблях и судах.

За подвиги ее экипажа, за боевые успехи и победы Катюша была награждена самым главным военным орденом — орденом Красного Знамени.

 

Но горе ее тоже не обошло стороной. Стали пропадать без вести другие ее сестры и подруги. Лодки ждали, невзирая на все мыслимые и немыслимые сроки…

Близкие и друзья, остававшиеся в Полярном, выходили на вершины сопок, вглядывались в морскую даль, утром смотрели на причалы — не стало ли больше узких, обтекаемых, словно ножи, корпусов?.. Но теперь чудеса бывают редко, очень редко… Видно, вышел на них лимит на Земле!

Когда-то, в далекой седой древности, военные вожди и жрецы воинственных богов говорили: «Кого любят Боги – те умирают молодыми!». Наверное, они так хотели утешить родителей, родных и друзей, внушить смелость и уверенность молодым воинам, которым предстояло сражаться, не ведая страха смерти в будущих битвах, когда в семьях подрастали бойцы будущих войн.

 

В нашем мудром народе уже давно, никто и не вспомнит – с каких времен — говорят: «На миру и смерть красна!»

В бою некогда бояться, на земле всегда найдется тот, кто расскажет твоим любимым, что ты не оробел в бою и сумел встретить смерть, как подобает воину и мужчине!

У подводника же совсем другая судьба, даже если и славная гибель — никто не видит там, в темной, зеленой, холодной глубине, в сырой тесноте стальных, герметичных отсеков – как и кто встретил смерть, с поднятой головой, а кто — иначе. Что стало причиной их гибели — коварная мина, авиационная бомба, таранный удар тяжелого вражеского форштевня в корпус…  Оставшиеся на берегу могли только гадать о том, как оно было …

Пропала без вести еще одна Гвардейская Катюша вместе с одним из лучших экипажей… И никто не может рассказать, как было на самом деле, закон такой у подводников: или побеждают и выживают все, или гибнут — тоже все!

Командиры и офицеры штаба, офицеры-подводники, когда проходили все разумные и предельные, даже сами нереальные сроки, все равно -смотрели в покрытое дымкой море. «А вдруг?».

Молча вспоминали ушедших в суровое море моряков подводников.

 

Комиссар бригады задумчиво разминал папиросу. Сам-то он  не курил, но всегда таскал в кармане любимого темно-синего кителя портсигар, набитый папиросами в своем кармане. Это помогало — иной раз – разговорить матросов и офицеров в курилках на берегу, как-то поддержать, успокоить … Всякое бывает!

Вглядываясь в очертания сопок – огни и маяки были погашены по случаю военного времени – сказал, ни к кому не обращаясь, больше сам себе: — «Мы бы погибли, если бы не погибали!» Так говорили воины древней Эллады, заступавшие путь многократно превосходившей их тьме Персидского войска!

— Да, — согласился комбриг, — и у нас такая судьба – мы бы погибли, если бы не погибали! И наши ребята пошли в свой последний бой сознательно, все зная о смерти, об опасности и все равно идут, побеждая страх

Знали все это и духи лодок, тоскуя о погибших, прячась в укромных уголках трюмов отсеков. Вы думаете , духов железных кораблей не бывает?  А кого же иногда слышат и видят в своих снах старые моряки?

… Пропавшие без вести подводные лодки находят лишь через десятки лет, израненными лежащие на грунте, засыпанные илом, среди скальных зубов, с развороченными, рваными стальными корпусами или не находят и вовсе … Никогда!

 

 

Но любая война заканчивается. Наша удачливая «Катюша» вместе с другими подлодками и кораблями флота приближала победу уж как могла — умело, смело и упорно. Старые раны на стальном корпусе ныли и болели, фланцы и кингстоны явно подтекали, ржавели, клапана уже иногда не  держали. Требовался ремонт. За год до окончания войны Катюшу поставили в завод, в Полярном. Вот там, среди заводских причалов, среди израненных и измотанных кораблей и лодок она встретила День Победы! Из всех «Катюш», воевавших на Севере, она осталась совсем одна.

 

«Враг был силен! Тем громче наша слава!» – сказал поэт о войне, когда уже затихли громы артиллерийских залпов.

 

Дождь смывает все следы горьких слез. Все смеялись и плакали. Плакала и она, давясь струями капель конденсата, сбегающими с надстроек, словно горькие слезы. Она сердцем хранила образы подлодок, которые навсегда остались в холодных морях!

«Катюша» вспоминала и тех подводников, которые погибли в морях, не вернулись из боевых походов. Они погибли, но победили! Красивые слова, но они были правдой! Почему мы часто стыдимся говорить красивые слова живым людям? Они им нужнее, чем мертвым! Стыдимся, что ли?

 

Все войны когда-то заканчиваются

 

Все дальше в прошлое уходила война, менялись люди на ее борту, на всем подплаве. Время шло!

Она еще несколько лет исправно служила в составе своего дивизиона, на своей бригаде. Однако боевых походов уже не было. Только боевая учеба! Теперь учились подводным атакам те, кто и не знал, что такое война. Их командирами стали сейчас те, кто в войну был еще лейтенантом, или, что чаще — курсантом.

Через десять лет после войны ее вообще исключили из боевого состава родного Советского Военно-морского флота. Пришли совершенно новые лодки – слышали дальше, погружались глубже, бегали быстрее … Катюша это видела, но все равно, не ожидала она от людей такого! Служила всегда верой и правдой, не щадя себя, а они… Так думала заслуженная лодка с обидой на командование.

Давным-давно был торжественно спущен с кормового флагштока славный советский Военно-Морской флаг, гюйс тоже был сдан на вечное хранение, и гюйсшток тоже сиротливо указывал в низкое небо. Днем позже сошла с корпуса по сходням последняя команда подлодки… Даже вахты не оставили!

Лодка испугалась — такого никогда не было! Все про нее словно забыли, бросив у старого причала, как старую баржу.

 

Старые паросиловые, иногда даже – трофейные, бывшие немецкие корабли, с которых после капитуляции сняли всякое вооружение, работали теперь отопителями лодок. Зимой они подавали пар в калориферы парового отопления отсеков лодок, собравшихся у причалов в большие стаи.

Эти отопители уже совсем позабыли свое боевое и опасное прошлое. Эти ветераны-трудяги успокаивали Катюшу как могли: «И у героических лодок бывает тихая пенсия! Ведь такой участи могут избежать только те, кто упокоился на дне среди вязкого ила и острых зубов подводных скал».

За две минувших всемирных войны там собралось много рваного железа, среди которого смотрели свои бесконечные сны павшие моряки.

 

И вдруг Катюша яснее ясного поняла, что никогда уже ее винты не вспенят воду, горизонтальные рули не повернутся на погружение, не загрохочут деловито мощные дизеля. Уж не услышать старой лодке команд «Отдать кормовой!.. Отдать носовой!.. оба мотора вперед средний!»  И стало ей грустно, даже шпангоуты вдруг жалобно заскрипели.

 

Для нее нашли новую, спокойную и простую работу. Ни тебе штормов, ни тебе обжимающего, до треска шпангоутов, давления, ни тебе погружений в темную, мрачную свинцовую бездну.

Служба продолжалась. Старую героическую лодку переоборудовали в УТС для подготовки молодых подводников, обучения их всяким подводным премудростям

Ее перестроили, многое выбросили, многие новые необычные устройства установили. Но в такое любимое и в такое суровое море лодка-ветеран уже больше не ходила.

По ночам очень скучала по своему экипажу, который демобилизовался, был уволен в запас и разъехался по городам и весям огромной и могучей многонациональной страны. И в такие ночи моряки видели сны о своей лодке, о морской службе, о временах, когда они были молоды, сильны и все их друзья были живы.

В боевой строй флота стали приходить новые лодки, совершенно не знавшие войны. С их надстроек напрочь исчезли орудия — за ненадобностью, если чего – то будет совершенно другая война, чем недавно отгремевшая – говорили молодые офицеры. Они знали, они хорошо учились!

Их корпуса теперь окрашивались в черный цвет, над ними возвышались особые устройства, позволяющие дизелям работать и под водой. Ходили слухи о каких-то могучих атомных младших сестрах, которые месяцами могли не всплывать под ясное небо или под прохладные манящие звезды.

Конечно, «Катюша» им втайне завидовала. Старые воины всегда ворчат на молодежь и всегда в тайне ей завидуют, потому что у нее всё впереди. А даже самые славные ветераны живут воспоминаниями и стремятся быть нужными в новом времени, не сдаваясь обстоятельствам и возрасту…

Ибо молодые воины еще могут стать героями, настоящими профессионалами, знаменитыми бойцами, офицерами и адмиралами, а вот старые вояки уже никогда, ни за какие коврижки, молодыми не станут! Она так думала, она знала, потому что жила на этой Земле давно! Просто очень давно! И грустно улыбалась свои мыслям, иногда мерцая якорными огнями.

К этому времени все старые её товарищи, которые ходили вместе с ней в море на поиски врага, играли в смертельные прятки с эсминцами и сторожевиками, были давно списаны, отбуксированы под прощальные гудки молодых товарищей, к корабельным кладбищам. Надводные корабли , катера тоже не избежали этой участи, разоружались и утаскивались на корабельные кладбища …

 

Их бесцеремонно, и безжалостно затолкали на проплешины осушки, с намытым морским песком, на замазученные, в гальке, в каком-то морском мусоре выступающие языки суши. И они покорно встали среди таких же старых проржавевших корпусов когда-то грозных и славных боевых кораблей, как знаки времени…

Они еще долго возвышались у уреза воды, где печально скрипели   покосившиеся остовы. Они выглядели жалко и мрачно, словно забытые скелеты мертвецов на разрытых кладбищах. А у бывалых моряков, узнававших былых красавцев, глядя на это сжимались сердца, они украдкой вздыхали, сентиментальность присуща нормальному живому человеку, но не пристало грустно вздыхать воинам, у которых еще ныли старые боевые шрамы,

Списанные корабли грустно смотрели сквозь пустые глазницы выбитых стекол иллюминаторов ходовых мостиков, броневых щитов боевых рубок. И втайне, с угасающей надеждой мечтали, чтобы их сталь пошла не на кастрюли, а  стала частью хоть какого-то боевого корабля.

Вот было бы здорово! А иначе — куда деваться душам когда-то славных, героических кораблей? Душам тех, кто иногда бродит по коридорам и боевым постам корабля своей молодости.

Старая субмарина часто внимательно смотрела в небо — нет ли там вражьих самолетов? Она прислушивалась к людям — что они говорят — не идет ли где война, не рвется ли к нам какой враг? А вдруг, и она понадобится? Не пора ли подремонтироваться, принять на борт экипаж, оружие, топливо, штурманские карты?

Ну, поймите ее, люди, боевая подлодка не хотела отправляться на старое корабельное кладбище, где среди ржавого железа прячутся вороны и чайки, где мрачно и уныло, торчат остовы и пугающе воет заблудившийся в пустых палубах северный ветер, врываясь в шахты рубочных люков и зияющие смертью и заброшенностью отверстия от снятых механизмов.

Там были крейсера, эсминцы, морские охотники — все старые знакомые. А потом их ждала встреча с газовым резаком или механическими ножницами.

«На иголки!» Так говорят на флоте – с тех самых пор, когда корабли стали делать из железа и стали. А до этого парусные фрегаты и корабли отправляли «на дрова». Так и писали в приказах об их списании. А интересно, чего такое из нее, в итоге, понаделают? Не иголки же, в самом деле? Хорошо бы — хотя бы катерок построили из нее на маленькой верфи! Чтобы опять — в море!

 

Как-то раз снимали в ее давно ставшей родной Екатерининской гавани кинофильм. Художественный фильм про минувшую войну. Откуда-то нашли и отремонтировали старую подлодку, ровесницу «Катюши». Это была небольшая «Щучка» с низким, обтекаемым, прижатым к поверхности залива силуэтом.

«Катюша» ей слегка завидовала — вот она бы показала, как тогда всё было. Эх, если б она могла поговорить с режиссером, кое-что подсказать сценаристу, то вот тогда…

Но киношники собрали жителей Полярного, показали свой фильм, рассказали, что хотели и что получилось. Были там известные актеры, игравшие подводников, офицеров, матросов. Они спрашивали у тех, кто пережил ту войну и видел всё «вживую», во времени, не только в кино, — верно ли они передали события и чувства ушедших героев, простых бойцов и рабочих-ремонтников, женщин и мужчин грозового времени?

 

А жители только глаза вытирали, уж больно живые воспоминания вызвал фильм. Эти воспоминания сжимали сердце сладкой болью из глубины минувшего…

Говорили, всё было так, будто вчера! Для них действительно – всего каких-то двадцать лет, а для молодых  матросов – двадцать лет – это же целую жизнь тому назад!

Старая лодка ревниво слушала отзывы о фильме и вдруг поняла: фильм действительно удался. Ибо чувства и правда должны быть выписаны красиво Мастерами своего дела, чтобы молодым хотелось, если чего, — повторить их подвиги, сохранить в сердцах их светлые образы красивыми и веселыми…

Она была права. Этот фильм вскоре объявили лучшим фильмом о подводниках Великой Отечественной войны. И это решили не просто кто-нибудь, чванливые художники в комитете культуры, а старые подводники отгремевшей войны!

 

«А «Щука» так не разу и не погрузилась!» — разочаровано подумала «Катюша». За нее это делали другие, новые лодки, построенные намного позже Победы.  В кино и не такие фокусы могли показывать! У «Щуки» корпус безжалостно съела злобная ржа-коррозия, он бы не выдержал даже небольшого давления. Время всевластно и безжалостно. Впрочем, жалость ни при чём — оно просто Время, и для него просто нет таких понятий!

 

 

Новая служба для старой «Катюши»

 

Вдруг за несколько лет до очередного юбилея Победы вокруг старой лодки, уже перекрашенной по новой моде в чернь и черный угольный лак, стало что-то происходить.

Из разговоров, докладов и команд она поняла, что должна встать на новый пост во флотской столице.

Ее явно к чему-то готовили: проверяли все клинкеты и забортные отверстия, швартово-якорные устройства. Как-то раз, ранним утром подошли буксиры, моряки набросили на кнехты некультурно разлохмаченные буксирные концы и осторожно, но безо всякого почтения, потащили из гавани. Их курс лежал на завод.

О, «Катюша» знала этот завод! Он в годы войны был для кораблей, вернувшихся из походов, словно госпиталь для бойцов. Там день и ночь сверкали огни сварок, стучали молоты, пели станки — шел ремонт кораблей. И шла война.

На следующий день старую лодку поставили в док, окрашенный черным густым защитным лаком, с наглой надписью: «Не швартоваться!», «Тише ход!».

Докмейстер и его команда возрастных спокойных мужиков сноровисто, без лишней суеты, аккуратно установили старый корпус лодки точно на кильблоки. Изо всех отверстий, из обросшего зеленью днища корпуса на стапель-палубу обильно стекали ручейки холодной, пахнувшей гниющими водорослями, воды.

Стало холодно — на Севере часто воздух заметно холоднее воды. Даже летом, представьте себе. А утром, не успел еще открытый небольшой плавдок высохнуть, как следует, как вокруг ее корпуса забегали работяги и застучали молотками. Как по волшебству, вокруг выросли строительные леса. Рабочие завода старались на совесть – знали, какую лодку ремонтируют!

Наша «Катюша» решила было, что пришло ее время! Еще немного — и, победно крикнув сиреной, она выйдет в бурное море, о котором мечтала! Теперь починят как следует, покрасят, всякое оборудование поменяют, новые пушки установят вместо снятых давным-давно и куда-то увезенных… И тогда — вперед, в море! «Впрочем, — вздохнула лодка, — теперь на новые лодки орудия не ставят! Другие времена!»

Инженеры тоже работали с полным вниманием. Не так-то просто! Лодки-то теперь строят совсем по-иному, никто тех технологий уже и не помнит!

 

Например, давно уже никто не строил корабли на заклепках, только на сварных швах, с инертными газами, даже с плазмой. А у «раритета»? Совсем наоборот! Хотя сварочные технологии в военном кораблестроении давно уже применялись.

Раньше, как считали строители подводных лодок, вот рванет «глубинка» рядом, гидродинамический удар как врежет в борт от всей взрывчатой души, со всей дури, словно гигантским молотом! Аж стальные листы прогибаются! Если шов заклепочный — вырвет пару-другую стальных стержней с расклепанными головками, полоснут они струями под давлением. А матросы течь заделают, отливной насос все откачает за борт! Их этому учили. А если разорвет сварной шов, как старый застиранный тельник, — в гости запросится все море сразу, в одну секунду. И тогда никакой самый главный насос не справится! Но все-таки – новые технологии уверенно входили в жизнь, да и сварные швы – как не верти – все-таки прочнее, если уж говорить по совести!

 

Но теперь так давно уже не делают, а на «Катюше» надо сделать так, как было. И были разработаны чертежи и технологии для восстановления «Катюши».  Инженеры и рабочие свое дело знали.

Тогда подумали —и  нашли и привлекли старых рабочих, которые еще были в силе и помнили, как чинить такие лодки под рев моторов «юнкерсов». Тем более что было строгое техзадание: сделать так, как было! Не надо, чтобы как лучше — пусть будет просто, как было. И вот лодка пошла, док тащили сразу несколько буксиров.

В отсеках старой «Катюши» заняли боевые посты не только рабочие, но и подводники с боевых лодок знаменитой «Черной эскадры».

Она не на шутку забеспокоилась: сейчас, наверное, будет принимать боезапас, топливо… А потом придет экипаж — и в море, в боевой поход. Но чего-то никто из заводского экипажа даже не вздрогнул: в корпусе — отверстия, да что там — огромные дыры! Фланцы, разъемы — никак не за герметизированы!

— Эй, ну кого там еще командиром назначили? Куда смотришь! Очнитесь! — хотела она закричать, да забылась. Никто ведь ее и не слышит: — Ко мне, на свои посты!

 

Вдруг откуда ни возьмись, появился экипаж. На палубах, на ходовом мостике, в отсеках было спокойно, все деловито выполняли свои обязанности. Лодка перевела было дух, но…

— А как же мы погружаться будем? А пушки-то — засверленные, стволы для стрельбы не годны, затворы неисправны, заварены, одна имитация! Боевые баллоны торпедных аппаратов пустые, гидравлики вообще нет, топливные цистерны пусты! Воздуха высокого давления, ВВД, — и того нет!

И в этот самый момент она поняла, что в ее отсеках матросы и офицеры — с тех времен, нисколько не изменились! Такие же мускулисты, подтянутые, немного тощие – война не санаторий, даже на подводном пайке!

Ни тебе — седин, ни тебе – морщин! А ведь было это без малого сорок лет назад! Так не бывает! А механик из Центрального вдруг как-то грустно сказал, в первый раз обращаясь вслух к своей лодке: «Да не переживай ты, ничего с нами не будет! С нами уже ничего не будет!»

— Вы что — мертвые? — вздрогнула  старая лодка, сама испугавшись своей догадке.

— Нет, мы теперь просто бесплотные тени, у нас только и есть, что души, а так — всё нормально!

— Да уж, успокоил! — огрызнулась в ответ «Катюша» и тяжело вздохнула, как живая. По отсекам прошла волна тяжелого воздуха. У живых шевельнулись волосы. Они удивленно огляделись друг на друга. А что уж тут скажешь?

 

Когда ее свежевыкрашенный корпус осторожно установили на бетонный постамент, торжественно открыли весь мемориал, то по военным праздникам к ней приезжали бывшие моряки-подводники того славного экипажа. Вспоминали друзей, войну, украдкой смахивая слезы, поминали погибших и уже умерших — от возраста и болезней. Это было главное дело всей их жизни, и сохранение памяти о своих друзьях и тех дня постепенно становилось смыслом этой жизни!

В ее отсеках стоял знакомый запах масла и топлива, пахло разогретым металлом, резиной, эмалью. Тонкими голосами пели свою песню корабельные приборы.

 

Появились и у нее товарищи, ровесники: над заливом нависал со своего постамента атакующий, словно горный орел, торпедоносец, взлетал на редане на бетон постамента торпедный катер знаменитого героя-катерника. Иногда они даже могли беседовать, не слышно и незаметно для людей, по-стариковски о том, о сём.

 

Время шло, вновь неумолимо отмеривая месяцы, годы, десятилетия. Их, подводников экипажа, таких родных, понятных и близких, в живых становилось с каждым годом все меньше. И наступил такой год, когда к старой лодке не пришел никто из своих.

Как ни старалась «Катюша» разглядеть из иллюминаторов своего «лимузина»,  хоть кого-то из былой команды, никого не было. Даже рулевого юнги, который пришел к ним в самом конце войны с древних Соловков из специальной школы, и все боялся, что не успеет врагам отомстить за своего погибшего отца.

Нет, конечно, приходило много людей — и молодых, и не очень, — дети, матросы в новых форменках и бушлатах, остро пахнувших новым сукном, заслуженных ветеранов с рядами планок на старых мундирах или пиджаках. Но тех, кого ждала она, не было…

В заливе вновь весело бежали высокие волны, украшенные снежно-белыми «барашками». Свинцовые, тяжелые, высокие водяные горбы разбивались о причалы, выплескивались на осушку, выкатывались на полосу прибоя, откатывались, оставляя клочья пены, которой играл ими, как радостный мальчишка мыльными пузырями на теплом пляже.

Временами, за порывами ветра, на причалы, на хмурые стальные корабли прилетали большие клочья тумана, порой — целые облака. Они частью осаживались на надстройках, цеплялись на мачтах и антеннах кораблей. А частью, не найдя достойного пристанища, уносились в дремлющий, зябко ёжившейся на холодном сыром ветру северный город. Куда же еще деваться душам кораблей, вырвавшихся их своих стальных склепов в глубинах моря?

 

Мудрый маленький деревянный торпедный катер долго молчал. А потом сказал «Катюше» и торпедоносцу: «А вы заметили — наших-то на праздниках — всё меньше и меньше? Догоняют ребят военные пули и осколки! Не выдерживают изношенные раньше времени сердца наших бойцов! Тем больше теперь на нас ложится ответственность — мы будем скоро последними участниками тех уже далеких грозных событий! И мы теперь сами будем бороться со Временем за память павших и живых героев, уходящих от нас в Вечность!»

Чтобы те, кто придет на новые корабли, если придется, были достойны их памяти, и если – в случае чего – придется схлестнуться в врагом, с огнем и сталью – они бы знали, как поступить мужчине и воину, чтобы знали, что такое честь, и почем она!

И вспомнились «Катюше» те самые слова комиссара бригады, сказанные когда-то давным-давно: «Мы бы погибли, если бы не погибали!»

 

Светлая полярная ночь. Даже тени сейчас благородно-светлые, легко прячутся под клочья тумана, гонимого ветром с моря. Старая «Катюша» вглядывалась в ватные сгустки морских капель. Если подумать, эти клочья были не такими уж и бесформенными. Иногда они явно походили на человеческие фигуры. Может быть, это к ней прилетают души погибших в подводников, покидающих в непогоду свои стальные братские склепы?

Лодка знала, что она здесь — словно крепость на страже памяти погибших моряков, всех моряков, погибших в море. Ее-то экипаж вернулся домой живым, но а сколько подводников осталось там, в глубинах? Сколько покоятся в остовах подлодок, покрытых толстым слоем ила, водорослей, изъеденных коррозией? Эти стальные, покореженные взрывчаткой, останки некогда красивых и сильных кораблей, давно стали пристанищем придонных рыб, крабов и прочей живности океана. И она успокаивала своих бестелесных гостей, как могла. А что еще она теперь умела?

Поскрипывали швы, вдруг щелкала обшивка, что-то постукивало, у бортов вроде «морзянкой»…

А то рассказали при ней как-то: — Шла хорошая современная лодка, протискиваясь среди холодных масс воды, почти бесшумно разрезая воду.

И даже форма корпуса у нее была совсем другая, чем у «Катюши», винты другие. Говорят, что лодки теперь истинно подводные – месяцами находятся под водой – и ничего, и энергии, и воды – всего хватает!. А Катюшино поколение назвали «ныряющими лодками». Потому, что как не вертись, а аккумуляторы требовали частой зарядки, всплытия и быстрого «ныряния» в случае опасности.  В надводном положении станешь легкой добычей врага, скрытность – главное оружие подводной лодки, тогда и сейчас!

В Центральном посту несли вахту офицеры и матросы, вглядываясь в панели приборов. Глубина — штука серьезная!

Любой подводник еще с начала прошлого века слышал загадочные стуки по корпусу, будто кто сигналил. Говорят, это объясняется просто и естественно: стальные конструкции под давлением сжимаются, потрескивают, вот и получаются, мол, такие звуки. Но уж больно на какой-то код похоже… Неприятно как-то. Хотя со временем люди привыкают и уже не обращают внимания.

Есть легенда, что павшие воины иной раз постукивали в борта проходящих на глубине субмарин, будто ждали ответа от живых собратьев. Подводники слышали осторожные стуки, кряхтение напряженных шпангоутов, потрескивание стальных швов.  Ходили слухи, что это какие-то злые духи, и такие стуки сулят беду и гибель!

Теперь вновь появились эти звуки. Об этом докладывали из отсеков в Центральный. Мало ли чего? Но другие думают, что это просто предупреждения: будь внимателен, будь бдителен!

Бывало, командир в таких случаях спокойно говорил своим офицерам: «Осмотреться в отсеках!» Штурман еще раз определял свое место, не вкралась ли ошибка: под водой нет ни звезд, никаких других верных ориентиров. Механик взбадривал своих вахтенных, пытливо оглядывал шкалы приборов. Бывало, что-то находили и устраняли, а бывало — вдруг удавалось стряхнуть с себя усталость, и вероятная ошибка так и оставалось просто вероятной… В прошлом ничего такого плохого не происходило. В тот день не происходило…

Это же наши павшие, старшие братья! Они нам гадости делать не будут, они нас хранят! И оказалось, удачно разошлись, почти впритирочку, с чужой подводной лодкой, тоже шныряющей здесь, на глубине.

— А что это было, товарищ командир? — спрашивал, осмелев, молодой вахтенный офицер.

— Да так, ничего! Железо хрустит под давлением на стыках, а может, шпангоуты — вон, весь океан на себе держат! Мускулы все шарами напряглись, как на борцовском помосте!  Работа такая! Океан, он знаешь, какой большой! А что и кто в нем прячется — кто скажет уверенно? — пожал он плечами и вдруг начал мурлыкать себе под нос когда-то известную песню великого русского поэта:

 

Наши мертвые нас не оставят в беде,

Наши мертвые — как часовые…

 

— Да, правда, правда! — сказал он сам себе, но вслух, и вдруг испуганно глянул на рулевого и вахтенного офицера, еще чего несусветного надумают, скажут кому….

Боцман, опытный рулевой, старший мичман, в возрасте где-то за тридцать, как командир и даже старше, понимающе кивнул, не отрывая глаз от приборов, покосился на глубиномер, дифферентометр… Да нет, пока всё нормально. Незаметно тряхнул головой, избавляясь от внезапного волнения, и, чего-то стыдясь, украдкой вытер вдруг вспотевшие ладони о брючины комбинезона.

Вахтенный офицер собирался что-то спросить у отца-командира, уже открыл было рот, но вовремя передумал. Ему показалось, что он и так что-то понял… А глаза у командира — как у тигра на охоте, сейчас вот ляпни чего сомнительное, так он сразу спросит: «А каким документом определяется порядок всплытия в полигоне БП?» И еще пару уточняющих вопросов из его личной практики — и «…я пошел на дно, пуская пузыри!»

— Уже бывало-с! — хмыкнул себе под нос вахтенный офицер. А потом еще один подход с совершенно новыми уточняющими «вопросиками», а потом — еще, но уже с новыми! У кэпа их в запасе цельный мешок … сшитый из парашюта!»

 

«Катюша» много узнала за свою долгую жизнь — и об этой вселенной, и об иной реальности! И о духах неприкаянных, и о привидениях… Разные они были, совсем не как в легендах. Некоторых «Катюша» жалела, а других терпела…

Но КТО-ТО так устроил этот мир, что никто из живых не может попасть в тот мир, чтобы что-то узнать по своему любопытству, а никто из того мира не может поделиться никакими знаниями с живыми. Никто никого из владеющих этими тайнами не пугал никакими карами! Кто-то просто сделал так, что поделиться этими тайными знаниями было нельзя, как бы ни чесался язык хоть с кем-то поделиться. Это у людей можно было любую тайну выманить, выкупить, обмануть, так или иначе — выболтать. Но здесь всё было просто и навсегда!

Она сама стояла на грани миров, как говорили знающие, и те, с кем она общалась, были такими же! Что делать?

 

Лодке не спалось на своем привычном бетонном холодном ложе. Казалось, ее легкий корпус зябко подрагивал, а кости-шпангоуты противно и пронзительно ныли, словно ревматические суставы старого охотника или рыбака. И тогда ее понемногу одолевали старые воспоминания.

Ветер взвыл в шпигатах низким голосом, как будто вздохнул. Она вздрогнула всем корпусом и словно проснулась. Темноты не было, над северным краем стоял полярный день. Тучи уверенно затянули далекий восток за ближними зеленеющими сопками, и алые лучи молодой зари не могли пробиться сквозь плотное резное покрывало пролетавших туч. Но тени прошлого уже прятались в только им ведомые сокровенные места.

На песке ходили здоровенные белые чайки и самозабвенно орали, как вожди оппозиции на митинге, не слушая других. Вороны держались в сторонке – чаек сегодня больше, клювы у них крепче, летные качества и скорость – выше, опыт давно показал в драке – никаких перспектив.

 

Кое-как согревшись и даже придремав, подлодка увидела дивный сон. Будто вдруг внутри нее заревели мощные дизеля, напитывая ее живительным теплом разогретого масла и металла, а в аккумуляторные батареи хлынула энергия, накапливаясь в них, давая необходимую для похода плотность.

Ей показалось, что в центральном посту у машин и механизмов деловито хозяйничали моряки, делая свою привычную, не забытую за время работу. И не просто  какие-то случайные матросы и старшины, а моряки ЕЁ экипажа. Те самые, родные и такие близкие…

Но это был только сон. Она слышала, что бывалые подводники, давным-давно уволившись в запас, часто видели темными ночами свои подводные лодки и себя — молодых, сильных, здоровых, вместе с друзьями на своих боевых постах, давно покинутых и вроде бы забытых… Такие сны и сама она посылала когда-то – а теперь уже некому послать напоминание … Время неумолимо!

 

                    Когда  лодки всплывают из гранита

 

ВетрА летом щедро приносили с собой угрюмые свинцовые тучи, словно полные мешки серого брезента, под завязку залитые холодными дождями. Да и снег часто срывался с небес — назло людям. Но всё северянам нипочем! А бесконечной зимой с морей приносило черные косматые тучи, набитые до отказа колючим снегом… И всякие дожди, снег, град часто хлестали рубку и корпус лодки зло, безжалостно, наотмашь. Но гордой старой «Катюше» тоже всё было нипочем! Ной, не ной, исход такой — терпи.

По зализанным, обтекаемым скулам стального корпуса сбегали чистые слезы. Соленые волны уже никак не тревожили их. Давно! Старая лодка терпела, сжимая скулы. Да-да, на кораблях и старых лодках тоже бывают скулы. Они обычно плотно сжаты, у форштевня ибо не пристало подлодкам боевым кораблям нюниться.

Она смотрела, как под ударами штормового ветра большие корабли важно раскачивались на волнах, гулявших по всему, покрытыми пенными «барашками» большому заливу. Привычное дело, им-то что!

Эти корабли-мастодонты на фоне прочих, с аккуратно закрытыми брезентом орудийными башнями, пусковыми установками, в которых дремали – до поры –до времени, сверхзвуковые противокорабельные ракеты, умные и хитрые ракето-торпеды.

Они сейчас надежно ошвартованные у плавучих причалов, с важностью гигантов на спортивной арене, неторопливо раскачивались, поскрипывая большими черными пневмокранцами. Теперь нипочем им этот шторм! Не такие видали!

Они снисходительно посматривали на «Катюшу». Эти вечные бродяги приходили и уходили, а она все время стояла на своем месте, провожая и встречая их, со скрытой завистью смотрела на залив. Там, по фарватеру кто только ни ходил! Но сама она уже и забыла, как вращаются ее винты, поскрипывают надежные подшипники. Катюша плохо помнила, как вскипает волна под форштевнем, как шумит воздух, вырываясь из клапанов вентиляции при погружении…

«Катюша» услышала их неторопливый разговор — так, от нечего делать. И у людей так бывает, откуда же еще у стальных кораблей такие же манеры?

— Смотри-ка, стоит старушенция, красуется, как на подиуме! — беззлобно сказал мускулистый, плотный, как борец-классик, БПК.

— Рисуется на несведущую штатскую публику, будто море и вправду стережет! А по сути — простой памятник, каких много! Только – оригинальный! — ехидно вторил товарищу громадный, самоуверенный крейсер с горячим ядерным сердцем, набитый до отказа мощным оружием. — Уж без неё как-то справимся! У кого где чешется — пущай подходят! Уж почешем!— хорохорился он, глядя свысока своих антенн и надстроек на остальные корабли, как-то даже робевшие перед ним где-то внизу. А то! Водоизмещение у него – больше чем у целого дивизиона малых противолодочных, или там – ракетных кораблей.

— Справлялись же раньше! — поддакнул новый корабль, недавно пришедший с другого моря на испытания своего нового, неотразимого и секретного ракетного оружия, стараясь поддержать степенный разговор старых товарищей.

Новенькие, мало кому известные ракеты на его борту, спокойно могли перелететь древнее море, откуда он недавно пришел, вдоль и поперек. Запросто переплюнуть можно такое море — говорили бывалые корабли. Они, наверное, знали!

А вдруг чего? Кто знает? Всего не усмотреть, всех соседей тогда перепугаем! В гениальных головках боевых частей этих ракет вдруг чего не так? Вдруг залепят в какой-то замок-музей на берегу? Или в садик королевского дворца – их там много! Вдруг какое недержание у аристократов случится? И так заголосят на весь мир: мол, караул, притесняем их, бедолажек!

Подумало большое командование, подумало, да и отправило корабль к нам, на Север. От греха подальше. А вот у нас просторы северные, бескрайние. Стреляй — не хочу. Ни в жизнь не дострелишь, не добросишь  ни до какого соседского берега! Хотя… говорят, когда черт воду мутит, можно выстрелить так, что снаряд или ракета перелетит все предельные дальности и обязательно угодит туда, куда не надо, где можно сделать самый большой вред! Если всерьез целиться – ни за что не попадешь. А если случайный пуск – так, как ковбой, в копеечку навскидку!  Бывали такие случаи. Моряки знают! Морей здесь — всем хватит, Северный Ледовитый океан почти под рукой!

— Тише, тише! Эй, молодежь! — вступились за ровесницу старый самолет-торпедоносец с постамента и деревянный торпедный катер известного каждому приличному моряку, катерника Дважды Героя Советского Союза Александра Шабалина.

— Это катер единственного корабельного офицера среди дважды героев могучей армии и флота! — для ликбеза напомнил кораблям торпедоносец, гордый за своего товарища.

Деревянный легкий катер опирался своим килем и реданом о бетонный постамент. Только и брони в нем было, что скорость, ум командира да мастерство и бесшабашная лихость русских моряков!

Заслуженные ветераны, смотрели сверху за морем зорко. Только легкая грусть тихой нотой была слышна в их голосах.

— Вот повоюете — не дай вам Бог! — со старушкино-то, тогда уж и критикуйте! — жестко одернул ворчунов торпедоносец. Его было слышно даже сквозь свист ветра, обтекавшего старые рули, кокпит и крылья.

— А мы чего? Да мы ничего! — смутились «мастодонты». — Мы по-доброму, а как же на флоте – да без дружеской подначки?

И тут же дружно, не сговариваясь, наперебой «наехали» на новичка в их солидной компании:

— А тебе кто разрешал на ветеранов рот, или чего там у тебя, открывать? Ты сначала курсовые задачи сдай, оружие отстреляй! Да хоть куда-то попади, но не в наши борта, если сможешь, а уж потом…

В ответ тот обиженно зашипел, стравливая пар из вспомогательного котла.

— Годковщина! — обличающее вякнул было своей визгливой сиреной разъездной катер высокого начальства. Моряки между собой звали его «адмиральский», чем он ужасно гордился, заносился и даже позволял себе иной раз покрикивать на корабли первого ранга, делать им высокомерные замечания. А вдруг пройдет? Вдруг старые бойцы смолчат, да и послушаются. Не смолчали! Не в этот раз…

Он был красивым и щегольски ухоженным. А краску, всякое шкиперское и запчасти получал вне всяких норм и очередей. Его командир знал волшебное слово, открывающее перед ним любые склады и даже личные кладовки тыловского начальства.

— Молчал бы лучше! — хором рявкнули сиренами заслуженные боевые корабли. — Ты бы у себя в кубрике порядок навел! А то все туда же… Вон, концы на кранце все излохмачены! Не видишь? Пользуешься тем, что наш флотоводец улетел в Москву по делам! Не до вас ему пока, дела серьезные творятся. А ты расслабился и хвост распушил! Петух гамбургский!

— Возле каждого Шер-хана всегда найдется свой персональный шакал Табаки, — усмехнулся возрастной эсминец, вернувшийся из очередного докового ремонта.

— Мы-то по южным морям да океанам много раз хаживали, пиратов от мирных караванов отваживали… — подключился проснувшийся собрат, БПК с дальнего причала.

С него чего-то сгружали, чего-то загружали. Словом, корабль готовился к дальнему походу, а куда — секрет! На нем урчали прогреваемые маршевые турбины, шла рабочая суета.

— Ну, а ты что такое военное сотворил? — откровенно насмехался корабль.

— Будет вам, недотепы! — повысил голос Торпедный катер. — У каждого на флоте своя работа, ни у кого не бывает ни легкого хлеба, ни дармового топлива!

Но лодку эта ленивая ругань нимало не волновала. Она стояла, не шелохнувшись, только слышно было, как в ее борта бьют заряды дождя пополам с ледяной крупой, а с ограждения рубки стекают ручьями слезы. Потому что она стояла на постаменте и всегда чувствовала себя, будто бы только что всплывшей из гранита, базальта, прорвавшейся к небу и солнцу сквозь светлый, тяжелый, как сама планета, прочный бетон. Она знала о том, что есть еще лодки, всплывшие из гранита и базальта, с силой отбросив камни Забвенья. Значит, время пришло!

И уж точно — никакой ветер, даже ураган, никакая волна не покачнет лодку на ее последнем причале. Все крепления и опоры были рассчитаны грамотными опытными инженерами на любой, даже маловероятный случай!

Она, конечно, была просто старой подводной лодкой, бережно сохраненной людьми в память о подвигах моряков в той далекой, страшной войне. Еще не столько знала, сколько чувствовала всем своим стальным нутром, что у нее живая душа. В этой душе содержались частички души каждого из ее моряков со всеми их страстями: отвагой, ненавистью к врагам, нежностью и любовью к близким, оставленным ими дома, в городах и весях всей необъятной родной страны. За эту страну, за своих близких, за будущих друзей каждый из моряков был готов умереть, преграждая путь беспощадному врагу. Но настоящий воин должен сначала победить врага, а уж там дальше — как получится!

И это не для красного словца — так оно и было! А как раз душа у нее, у старой лодки «Катюши» действительно была живая!

И многие моряки ее боевого экипажа военных времен были бы с ней согласны — если бы только были живы и могли говорить. Она знала, что всплывающие из гранита ли, базальта ли, бетона подлодки или их легкие корпуса, ограждения рубок напоминали о героях и подвигах, не давали нам заболеть грибковой плесенью забвения! К ним прилетали ночами павшие подводники, неосязаемо лаская старую сталь своими бестелесными пальцами.

 

Чтобы люди помнили

 

Но люди помнили! Увидевшие как будто всплывшую лодку люди хотели знать о ней больше, о ее истории, о судьбах моряков.

А подводники гибли не только на той далекой, но и на недавно завершившейся Холодной войне. Так люди стали называть тихое противостояние. Хотя никто и ни в кого не стрелял, никого не бомбил всё это время, моряки гибли по-настоящему!

Люди ставили обелиски своим товарищам, павшим героям и помогали подводным лодкам всплывать из глубин забвения, которые были куда как страшнее сверхпрочного гранита и тяжелого базальта! Они не давали распадаться связи времен и связи поколений!

Значит, жизнь продолжается! И всплывали подлодки по всему миру, застывая на постаментах, на страже человеческой памяти!   Лодок с целым корпусом, конечно, было мало. Но были и другие. У них видны только их рубки, часть легкого корпуса, а вокруг них в памятные дни собирались подводники уже не военных, а более поздних времен, вспоминали своих товарищей.

И они тоже оставались с нами, ибо подводники — это не просто работа, не просто служба… Это есть такая национальность, это братство! И память будет, пока есть на планете хоть один…

Вдруг зашел по пути старый товарищ, на чаёк с медом вареньем. Ходили когда-то вместе по морям, служили рядом…

Поделился старый моряк своими мыслями – как водится, особого согласия между ними и нет! Нет, ну в общем и целом, принципиально – вроде и да, конечно, ну кто против? А вот в деталях!

— Помнится, как-то замполит наш говорил, что мол, черт –то прячется в деталях! – сказал старый друг

— Не черт, а  — дьявол! – поправил хозяин

— Хрен редьки не слаще! – наставительно ткнул пальцем в сторону люстры упёртый гость, и продолжил: — а ты знаешь, а ведь действительно – живое напоминание о героях и подвигах наших моряков, да еще через живых свидетелей, сформируется как психологическая подпрограмма на подсознательном уровне, и когда вдруг …

— Ух, ты, ну и завернул, профессор прямо!!!

Ну, а ты помнишь. Николаич, замполит как-то просвещал! Так вот, в таком случае моряк непременно поступит так, как поступали герои с его корабля, лодки – не хуже, иначе ему честь и совесть не позволят! Так во многих армиях мира поступают. Подвиги былых войн наизусть заучивают, да и у нас такое было – каждый вечер напоитнали о воинах, навечно зачисленных в списки части!

Так то – читали, а тут тебе вот  — живое напоминание! Лодка, которая сражалась в то время!

— Вот именно!

Поговорили. Вдруг замолкли оба одновременно. Кофе, настоящий, зерновой молотый, заварился. Хозяин достал кружки, всякие пирожки-конфеты-пряники уже стояли на столе в вазочке.

— М-М? – вопрощающе кивнул на кружку хозяин

— Угу! – кивнул гость

Хозяин достал из шкафчика фляжку, щедро плеснул из нее в предусмотрительно расставленные кружки.  Нормально! В доме моряка гость должен быть накормлен и напоен!

Внук сидел у компьютера, ничего не видел, не слышал. поляна свободна!

— За ребят! За тех, кто в море!

Кружки стукнулись друг о друга с  глухим звуком,

-Что б зам не слышал! – шутливо хмыкнул гость, в тот же миг ароматная жидкость согласно плеснулась за темным фарфором…

 

Дед замолчал. Его кофе в большой кружке, с тельником и якорем на полосатом фарфоре, явно и безнадежно остывал…

Гость ушел домой, мурлыча старую морскую песню.

 

Парнишка какое-то время молчал, переваривая услышанное.

— Дед, ты откуда это все взял? Придумал?

— Ты о чём?

— Да о сказке!

— Да нет, мне рассказали. Давно живу!

— Твоя лодка, что ли?

— Сейчас дошутишься, — мрачно пообещал дед. — Может, мне действительно это рассказала подлодка или еще какой корабельный дух. Они-то, лодки и их живые духи, общаются…

«Тоже мне, Андерсены нашлись… Стальные, ага!» — съехидничал  внук, но вслух ничего не сказал – с деда станется! — Как-то потом… А вообще — здорово! Правильно, что всплывают, так и есть — сам видел!

 

А дед уже прилег на свой диванчик, задремал, руки выпустили том, и толстая книга в потрепанном переплете упала ему прямо на лицо и грудь. Моряк получил легкую контузию и погрузился прямо в дивное царство Морфея. Иначе говоря – впал в глубокий флотский сон. Адмиральский час. Святое дело!

А там … На небе не видно ни Луны, ни звезд. Сквозь серую пелену с трудом пробивался мертвенный свет, освещавший серые стены жилищ. На этих стенах были заметны мрачно-зеленые и черные пятна плесени. Даже камни покрывались каким-то грибком, как будто источавшим мертвенный свет. Грибок этот и поедал сами камни.

И над всем этим стоял не аромат ночной морской свежести, как положено, а плотный сладковатый запах, вызывавший апатию, успокоенность, равнодушие. Говорят, этот газ с таким запахом серые специально производили в старых лабораториях.

Ползали серые тени. Говорят, они когда-то были людьми, а потом их заманили куда-то в неведомые Структуры, и теперь они живут по специальным программам – только для серых.

….Но что-то изменилось! И вдруг встали всплывать из гранита подводные лодки, забытые, когда-то погибшие. На пьедесталах поднимались геройские танки, обелиски павшим героям… От них пробивался солнечный свет, таяла серость, стыдливо опадала со стен плесень, сохли вредные ядовитые грибы…

 

На востоке загоралась заря. Серые вдруг стали перекрашиваться — да уже не раз так было! Кто-то, как очнувшись, понял, что то, что они стаскивали в свои норки, на поверку оказалось — действительно — навозными шариками, большими и малыми… И ради этого они жили – ужаснулись серые…

В различных городах России

Чтут моряков и стар, и млад.

И  субмарины боевые

На вечных вахтах там стоят

Вмурованы в бетон и камень,

В гранит и мрамор площадей.

Но прежний потаённый пламень

в них жив, невидим для людей.

Они – не памятник прогрессу,

не исторический пейзаж.

Живое, верное железо

Ждёт свой бессмертный экипаж.

И если что случится с миром,

они в тревожный этот час

своих увидят командиров,

услышат боевой приказ.

И брызнут в стороны осколки,

когда из-под  тяжёлых плит

всплывут, готовы к бою, лодки,

ломая мрамор и гранит!

И в бой – туда, где им работа,

у смерти снова на краю…

…Ведь тем, кто жизнь отдали флоту –

Навечно  быть в его строю!

 

2 О. Анашкина, г. Полярный

 

Старый моряк проснулся на своем диване, вроде бы как толкнул кто.. Оказывается, он вдруг задремал около телевизора. Моряк звал его «Великий Бормотатель». Ничего себе, сны он навевал! Морфей с таким бы не справился! Однако, бывают же такие сны!

«Надо будет у знакомого священника спросить, пусть растолкует — по старой памяти! У него тоже было славное морское прошлое, тысячи суток в море, сотни часов на ходовом посту …  авось – не забыл?» — хмыкнул он и подошел к окну, набивая трубку.

Нельзя, спохватился он, обещал, даже клялся …Но Бог простит, он, чай, не парткомиссия, не мелочный, правда!

На улице было еще серо, но на востоке полыхала красным новая заря, подсвечивая пушистые белые облака.

«Если зорька поутру — моряку не по нутру!» — вспомнил моряк книгу парусного капитана Лухманова. Включил новости на одном из своих каналов. Ничего особенного! Как говорил товарищ Наполеон, «лучшая новость — это отсутствие новостей!» Ну-ну, посмотрим… Раньше в народе говорили в таких случаях: «Ну, … и вспоминали разные слова, часто вполголоса.   А теперь — надо или не надо: издеваются «Опять — стабильность!»

… Да, ничего – Бог даст, прорвемся! Никуда не денемся – у России судьба такая!  Пока помним, кто мы, кто наши деды – мы побеждаем!

….

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

.

 

 

 

[1]  Стихи   офицера  А. Друзьяк


Комментарии читателей

Комментариев пока нет, но вы можете стать первым

Комментировать

Отправляя комментарий, вы автоматически принимаете правила комментирования на сайте.

Правила комментирования на сайте:

  1. Не следует писать исключительно заглавными буквами
  2. Запрещены комментарии не относящиеся к тематике сайта и самой статье
  3. Запрещены реплики оскорбляющие других участников проекта. Давайте будем взаимовежливы
  4. Запрещены нецензурные слова, идиоматические выражения, призывы к межнациональной и межконфессиональной розни
  5. Запрещено обсуждение наркотических веществ и способов их применения
  6. Запрещены комментарии с призывами к нарушению действующего законодательства РФ (Уголовного и Административного кодекса)
  7. Запрещены ссылки на сторонние ресурсы без согласования с автором
  8. В поле "URL блога" можно указывать только ссылку на главную страницу вашего блога. Ссылки на прочие веб-ресурсы (в том числе блоги/сплоги/саттелиты, созданные не для людей) будут удалены.
  9. Запрещается использовать в качестве имени комментатора слоганы/названия сайтов, рекламные фразы, ключевые и т.п. слова

Следует учитывать следующее - все комментарии проверяются на предмет отсутствия спама. При обнаружении признаков спама, в оставленном Вами комментарии, сам комментарий будет незамедлительно удален, а Ваш IP-адрес будет добавлен в черный список без предупреждения!

Учетные записи пользователей, рассылающих спам, блокируются/удаляются без права последующего восстановления.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать следующие HTML-теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Символов: 0 / 1000