Как мы сходили в другое измерение

“ Мы все пройдем — но флот не опозорим, мы все пропьем – но флот не посрамим”!  Ю.Визбор

Как мы сходили в другое измерение.

Некоторое время назад встретился я с одним ветераном Северного флота. А рассказов и баек в нем набито по самую горловину, на все случаи жизни. Он и сам как-то порывался писать, но откровенно заявлял − мол, лень-матушка после службы совсем одолела! Вот хочешь – опиши – дарю!

И вот , за рюмкой чая он как-то рассказал нам про другие измерения − есть оказывается, такие и на нашем славном флоте! Скажем так — вВо всяком случае − были! И, наконец — охотно разрешил мне доверить его воспоминания всему досужему люду, однако избегая достоверных имен, фамилий, наименований. Так же щедро дал мне право изувечить правду жизни так, как мне заблагорассудится, в свете моих нонешних борзописных увлечений. Так он и сказал. Что я и сделал с удовольствием! Так вот, слушайте, а точнее -читайте и внимайте, что и о чем он мне рассказал:

− Да, мужики, и такое было! А что вы думаете? Дело, как говорится, прошлое, можно бы и приоткрыть завесу тайны. Иных уж нет, а те − далече … Кое-что, я уже немного подзабыл, но, в основном и в главном ….  Остальное – тебе, на разгул фантазии.

Значит, все было так: Довелось мне давным-давно, еще в те самые времена замшелого застоя, служить на десантном корабле. Такие старые корабли у нас звали шутливо «лесовозы» — за тип исходника этого БДК при проектировании. Конструкторы разнообразием не баловались, сроки поджимали, а по техзаданию как-то билось и соответствовало.. Да и для легенды по запудриванию мозгов вероятному противнику годилось даже лучше …

А эти корабли в Анголу ходили, да и мало ли — еще куда? И вот, в самом начале весны, пошли мы в Загрядье, где всегда отрабатывали посадку и высадку морской пехоты. Как раз к весне молодые механики-водители всех видов плавающей и ползающей боевой и транспортной техники «становились на крыло», и должны были отработать элементы посадки и высадки на десантные корабли. Причем – фактически, а не на тренажерах. Да и многие из них еще ни моря, ни кораблей и в жизни-то не видали ни разу.

Выползли мы на самом малом на знакомую осушку, открыли батопорт, вывалили аппарель. Чай, не впервой!  Тренируйтесь, ребята, на здоровье! Нам не жалко! А там уже по всем дорогам техникам построена − и танки, и самоходки, и БТР-ы всех мастей и назначений, да! К этому шоу и все местное население поселка привычное было − детвора все борта облепила, а морпехи гордо им все про свою технику рассказывали − а как же − уже не просто пацаны − суровые воины! Все-таки хоть что-то новое в жизни и в пейзаже поселка.

— Машка! — кричала молодая бабушка малолетней внучке, — а ну, вернись, под танк попадешь!

Та оглядывается на секунду и отмахивается от нее: — Нет, бабуля, это — самоходка!

Вот такие детки были в том поселке! Погуляли мы от скуки по поселку, знакомцев разных поискали, с мужиками пообщались …  Да везде, оказывается, как у нас − вахты, море, корабельное железо. Короче − жизнь корабл … эта самая! Ну, согласен – пусть её  — корабельная! Долго ли, коротко ли − накатались морпехи вдоволь, мы тоже в погрузке попрактиковались. И у нас-то тоже молодых матросов хватало, так что дело взаимовыгодное, пусть привыкают по боевому расписанию.

По планам выхода предстояло нам еще одно мероприятие − ночные стрельбы по берегу реактивными снарядами и корабельной артиллерией. Учебный-то период к концу двигался, и план боевой подготовки закрывать надо, и всё командование было этим озабочено, как торгаш сроками годности — ежели просрочить с чем, то никакого проку — одни убытки.

Распрощались мы с местными, поблагодарило нас командование морпехов − за хорошую работу. Одно дело делаем — всегда пожалуйста! Настроение — отличное! А что, отстреляемся сейчас по-быстрому, и — в столицу флота, домой! Папа даже внеочередной выходной офицерам и мичманам пообещал, с оговоркой, если нам вышележащее командование еще что-то для развлечения не придумает. Вышли из длиннющей губы Сосновки в ночь − а ночи-то уже всё короче становились. Только выползли за скалистые берега губы — в необъятный Варангер-фиорд, а там косматый туман вдруг подкрался и нас окружил. Вокруг — ни черта, ни огонька не видать, того и гляди в кого въедешь! А что делать − идти надо, все по времени, полигон ждет! Идем исключительно по локации, а штурман еще молодой, мечется то на ходовой, то в свою рубку, всякими другими методами определяется, проверяется. Это не сейчас – глянул в «очко» какого –то спутникового прибора, взял шир-дыр. А тогда штурман − как шаман племени, должен был столько знать всякого разного! А к осени так еще и на боевую к Африке идти, и мудрый отец-командир ему вообще жизни спокойной не давал, да − чтобы здесь потренировался от всей души. «Космоса»-то тогда еще и в помине не было на таких кораблях! Наконец-то пришли − сверился штурман, вроде убедился по ему одному ведомым приметам — мы в полигоне назначенном, доложил командиру уверенно и бодро. Тот боевую прокладку проверил − доволен остался. По кораблю − боевая тревога, контролеры, расчеты всякие по местам. Замполит, вахта народ гоняет, самые ведьмины часы,  глаза аж сами слипаются! По постам разгоняют, чтобы кто посмотреть на стрельбу на верхнюю палубу не вылез, да под форс огня не попал. Бывало и такое …

Словом – обычная организованная суета, волнуемся все немного – не без того! На востоке зарозовело, предутренний ветер стада клоков тумана разогнал. Штурман метнулся к репитерам, по береговым ориентирам определился − вроде опять совпало. Повеселел он, бодро командиру доложил − в точке мол! Еще полминуты и командир командует: − Товсь! А затем, совсем торжественно — Залп!

Установки залпового огня заревели, весь корабль осветило, в сторону берега, через какой-то островок полетели дымные стрелы «градовских» РС-ов, за береговой чертой раздались разрывы, пыхнули вспышки взрывов, каменюки в верх подскочили − прямо как в кино! Кругом — дым, пламя! Красота — кто понимает! А тут и корабельные пушки подключились − отстрелялись по берегу, в белый свет, как в копеечку влет! Ни тебе перекоса снаряда, ни «клина» гильзы! Всё! План наш «вып»! − Дробь! [1]− командует довольный командир. Боевые части доложили − все без замечаний, как учили. Личный состав цел, невредим и, как водится, голоден!

Объявили готовность «два», штурман вывел корабль четко на фарватер и пошли мы, не спеша, в родную базу, умиротворенные и довольные, как мужики с работы. Ветер дует в высокие борта и надстройку, подгоняет! И ни о чем таком плохом не думаем, не знаем, не ведаем! Проходит, час, второй … И вдруг, вся ходовая вахта слышит через динамик ВПС, подключенный связистами к сети управления, рёв разбуженного медведя. Причем, разбуженного крайне некультурно и не в добрый час!

А это наш родной комбриг вызывал нашего командира на связь, поминутно поминая всю его родню. — «Горгона»! Эфиоп твои моря со всеми проливами, заливами и мысами! Вы когда уже выспитесь? Доложить время исполнения боевого упражнения согласно плану! Ваше время заканчивается! Береговая команда контроля вас не наблюдает! Ваш шир-дыр на 4.30 немедленно доложить! Я вам всем организую трехведерную клизму с патефонными иголками из топливного шланга, который сам вам и вставлю! Дождетесь! — Мать-мать-мать! − глубокомысленно изрек отец-командир. В голове Коломенцева с бешеной скоростью пронеслись все местные карты, маяки и отдельно стоящие обитаемые строения. А так же все статьи наставлений и соответствующие статьи Уголовного кодекса страны.

Черт его знает! По ранней весне на побережье еще не должно было быть всяких орнитологических, геологических и прочих групп сумасшедших — тьфу, тьфу, тьфу — тут командир трижды сплюнул и стукнул по деревянному планшету. А по спине его уже пополз арктический холод, и вся растительность на ней — от загривка до самого-самого того места, где спина как-то утрачивает свое благородное название, вдруг встала дыбом и слегка поседела! Сердце предательски застучало …  на висках выступил холодный пот. Штурман побледнел и чуть не хлопнулся в обморок прямо у кресла командира, которое тот уже покинул и забегал по ходовому посту от борта к борту. — Не будь бабой, штурман! Быстро мне место, курс и скорость! — рявкнул Коломенцев, лихорадочно соображая. Докладывать что-то было надо, вот только — что! А капитану 2 ранга Борису Коломенцеву самому очень-очень хотелось бы знать, куда это он так ловко и без замечаний отстрелялся. Да еще так, что команда наблюдателей всех его залпов не почувствовала и не заметила даже краем глаза! Кстати, примерно в то же время, ну там — небольшой плюс-минус, должны бы были стрелять еще два корабля, и с них тоже ничего не заметили — иначе бы завопили на весь эфир, как свинья в заборе! И эти корабли на берегу засекли, а нас — нет! Командир долго и обстоятельно докладывал комбригу место корабля, местные приметы, его курс и скорость, итоги выполнения задачи по отработки высадки-посадки техники … Ровно до того момента, пока вконец рассвирепевший комбриг не взорвался: — Ты по существу хоть к пенсии докладывать научишься? Когда будешь готов исполнять стрельбы согласно плану? — Прошу перенести выполнение боевого упражнения вправо, так как не готов технически. Выполнение БУ в данный момент считаю невозможным по соображениям безопасности личного состава!

— А что — раньше доложить не мог? Забз… своего комбрига? − хищно рычал динамик ВПС-а хриплым голосом не выспавшегося капитана 1 ранга Гризлина: — Надо быть мужиком, раз погоны надел!

− Не был готов − связь восстанавливали! − Нет, ну туды твою через брашпиль в полуклюз! Какая-то банда луддитов — знай себе, крушат свою собственную технику, которую им народ по простоте душевной поиграться доверил!

− Наш народ мог и получше чего своим защитникам доверить! А то − чистый конструктор «Сделай сам»! − огрызнулся Коломенцев.

− Ты мою новую «Волгу» не видел! Вот где конструктор! Вы послушайте этого пенителя морей! Он комбрига учит! — патетически возопил комбриг, обращаясь, видимо к самому Господу Богу, призывая высшую силу к себе в свидетели!

— Еще и связь накрылась! Больше ничего, а? Валяй, говори дальше, рви мое штопанное сердце! У тебя что − в строю один бортовой номер остался? — издевался замшелый «Курган» [2]

− Ну почему − один? − обиделся Коломенцев, − два, как и положено!

Похоже, терять ему было уже нечего. «Сигнал: «Погибаю, но не сдаюсь!» — до места!» − мрачно ухмыльнулся командир.

− Он еще шутит! Я еще тебя заставлю горчицу с раскаленной сковородки-то лизать! − совсем взбесился Гризлин, — По приходу мне − расследование по всем неисправностям! На стол, говорю, все бумаги! — и обиженно отключился. Делать стало нечего − быть бы живу к вечеру!

Документы составили, учли все возможные «крючки». Что надо − дописали, что надо − переписали … опыт был! Старались! Кто из нас не переписывал вахтенный журнал хотя бы раз? Интересно, вдруг какой из этих документов вечного хранения кому для диссертации понадобится? С темой, вроде: «Боевая подготовка и морские походы кораблей флота в 70-е — 80-е годы XX века». Да-а-а, то-то будет достоверность! Одна только мысль утешает — никто эти диссертации толком не читает, даже оппоненты… Ну, может быть, еще сам автор иногда. Нет, я понимаю и уточняю — если, конечно, пишет сам, а не его подчиненные …

Вечером, ошвартовавшись у родного причала, побрившись, наодеколонившись и переодевшись во все свежее и новое, Борис Коломенцев пошел с докладом к комбригу. Тот пил чай из классического стакана в серебряном массивном подстаканнике, закусывая пряниками. — Садись! − пригласил Гризлин, недовольно просматривая какие-то бумаги. Оказалось, что во время таких же стрельб на БДК-177 РС застрял в пусковой трубе. И теперь его надо как-то извлечь, без лишнего шума. При этом никого не зажарив и ничего не разбросав по родным причалам флотской столицы… Он поделился этой проблемой с Коломенцевым. — Вот гадский пароход! — сплюнул он, — Не зря ему стройбат в прошлом году ветвистые оленьи рога подарил! Помнишь? Когда они с ними на Новую Землю ходили? И надпись золотыми буквами на доске захреначили в полный рост: «Военным морякам — благодарные военные строители!» Ты, Борис Олегович, только вдумайся, а? Рога морякам от зачуханного стройбата. А? Нет бы эту самую доску за такие слова тут же к заднице этого стройбатовского майора рогами вперед прибить, так они ее в кают-компанию на почетное место вывесили! Я как первый раз ее увидел — обмер, вот не поверишь! Сначала хотел сорвать ее, а потом думаю — да пусть народ знает, кого им за своих детей-то благодарить при таком режиме кора … . да, корабельной службы!

Выслушав все это, Борис обреченно вздохнул. Набрал полную грудь воздуха, чуть зажмурился и — выложил комбригу, все как на духу. Чего бы там себе не наобещал сам Коломенцев по дороге к штабному «Бунгало», но не смог он обмануть своего командира. Не смог − и все тут! В конце-концов, лично ему комбриг пока ничего плохого не сделал! Пока… Выслушав все это, повертев все эти объяснительные и расследования и так, и эдак, комбриг отставил свой чай. Аппетит у него пропал сразу и начисто. Не спеша закурил сигарету и раздумчиво забарабанил по столу дробь военного марша. Коломенцев упорно ждал решения своей судьбы. Куда он выпустил десятки РС-ов и артиллерийских снарядов, было вовсе не ясно. Растворились, что ли? …

— Куда девались звезды, упавшие в моря? — процитировал комбриг популярного тогда Визбора безнадежным тоном, думая о чем-то своем. Гризлин медленно, что-то обмозговывая, грыз штурманский карандаш. Приняв какое-то решение, снял трубу оперативного телефона. «Всё!» — решил Коломенцев, сейчас будет докладывать Самому, то есть командующему. Но комбриг подумал еще с минуту и … позвонил своему дружку по академии, который служил теперь в самом большом штабе и всегда был − по долгу службы — в курсе всех-всех событий на флоте и даже в области. Поговорили о том, о сем и ни о чем. Ничего интересного на флоте за истекшие сутки не произошло, тогда Гризлин ловко перевел разговор на предстоящую рыбалку на Серебрянке и распрощался, сославшись на необходимость принимать доклады командиров. Складывалась чудесно-непонятная история — ни посты наблюдения, ни вездесущие в тех краях пограничники − ни о каком шквале огня по побережью или островам не доложили… команда контролеров-наблюдателей тоже — ни сном, ни духом! Ну не могли же они сладко спать под грохот выстрелов и разрывов. Наш моряк, безусловно, талантлив насчет сна в неположенном месте в неположенное время, но, братцы мои, не настолько же! Комбриг достал карту Рыбачьего и вместе с Коломенцевым, внимательно еще раз прошелся по ней в поисках неведомых бухт и заливчиков, куда могли уложить весь свой боезапас. Версии были, но, при здравом обсуждении, их всех отмели, как несостоятельные. Ответа так и не нашли! Капитан 1 ранга сам налил крепкого чаю — себе и своему гостю. Но не долил стаканы на добрую треть. За этим что-то стояло…

— Не за рулем? − спросил Гризлин Бориса. Тот отрицательно мотнул головой, тогда комбриг достал из-за здоровенного тома «Морского атласа» слегка початую бутылку «Самтреста» и долил стаканы доверху. Конфеты, сахар и лимон, ломтиками, в блюдечке уже стояли на столе. — Горло вот лечу! — пояснил он вслух, — наорался вчера, как председатель на колхозном собрании. — Я принял такое решение, — заявил капитан 1 ранга, − Короче, Борис Олегович, садимся в тихую засаду! Никому ничего не докладываем, ждем чьих-то воплей и сообщений о всех загадочных явлениях отсюда и до Новой Земли. А тебе прямо с утра выходить в полигон и выполнить боевое упражнение − там, где положено − с флагманским артиллеристом и флагманским штурманом на борту! Сейчас же подам в план флота! А вот если воплей не будет …

Ранним утром «лесовоз» Коломенцева вышел в море и в назначенное время выполнил все положенные упражнения. Заодно списав и боезапас, выпущенный в никуда недоброй позавчерашней ночью. Докладывая комбригу и предъявив ему все положенные схемы, таблицы и кальки, он получил от Гризлина высокую оценку за выполнения боевого упражнения. Обжегшись на горячем молоке, дули и на холодную воду! —

… Мы все пройдем, но флот не опозорим, мы все пропьем, но флот не посрамим! — довольным голосом комбриг опять процитировал Визбора. Официальная часть закончилась, офицеры штаба разошлись по своим делам, а Коломенцева комбриг попросил остаться. Рассматривая сквозь клубы табачного дыма силуэт модели БДК в застекленном шкафу, Гризлин вдруг спросил:

− Борис Олегович, а вы про параллельные миры и другие измерения слыхали?

− Конечно! − хмыкнул тот − Так вот − с сегодняшнего дня давайте с вами числить, что вы случайно, благодаря сильному туману и слабому штурману, просто завернули в другое измерение и от души по нему жахнули!

− Есть, товарищ комбриг! Тем более, что ничего правдоподобнее мне в голову тоже не приходит! − Ну, что ж, решение утверждаю! А потом мне Борис Олегович это рассказал под большим секретом − когда мы с ним уже в одном училище растили себе боевую смену. Вот как оно бывает − был я ином измерении, и знать не знал! А штурман, поди, и по сию пору не знает!

[1] Прекратить стрельбу
[2] Типовой позывной комбрига в то время в открытой радиосвязи.

 


Комментарии читателей

Комментариев пока нет, но вы можете стать первым

    Комментировать

    Отправляя комментарий, вы автоматически принимаете правила комментирования на сайте.

    Правила комментирования на сайте:

    1. Не следует писать исключительно заглавными буквами
    2. Запрещены комментарии не относящиеся к тематике сайта и самой статье
    3. Запрещены реплики оскорбляющие других участников проекта. Давайте будем взаимовежливы
    4. Запрещены нецензурные слова, идиоматические выражения, призывы к межнациональной и межконфессиональной розни
    5. Запрещено обсуждение наркотических веществ и способов их применения
    6. Запрещены комментарии с призывами к нарушению действующего законодательства РФ (Уголовного и Административного кодекса)
    7. Запрещены ссылки на сторонние ресурсы без согласования с автором
    8. В поле "URL блога" можно указывать только ссылку на главную страницу вашего блога. Ссылки на прочие веб-ресурсы (в том числе блоги/сплоги/саттелиты, созданные не для людей) будут удалены.
    9. Запрещается использовать в качестве имени комментатора слоганы/названия сайтов, рекламные фразы, ключевые и т.п. слова

    Следует учитывать следующее - все комментарии проверяются на предмет отсутствия спама. При обнаружении признаков спама, в оставленном Вами комментарии, сам комментарий будет незамедлительно удален, а Ваш IP-адрес будет добавлен в черный список без предупреждения!

    Учетные записи пользователей, рассылающих спам, блокируются/удаляются без права последующего восстановления.

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Вы можете использовать следующие HTML-теги:
    <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

    Символов: 0 / 1000